* Пользователь

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?


* Статистика сайта

  • *Всего: 2126
  • *Последний: esaupport

  • *Всего сообщений: 65735
  • *Всего тем: 2071
  • *Посещений сегодня: 29
  • *Максимум посещений: 577
(12 Января 2023, 10:11:02)
  • *Пользователей: 0
  • *Гостей: 26
  • *Всего: 26

Автор Тема: Блог кинолога Андрея Шкляева.  (Прочитано 6069 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Tanichek

  • Писатели
  • Форумчанин
  • *
  • Сообщений: 3084
  • Пол: Женский
  • Тори моя
Блог кинолога Андрея Шкляева.
« : 22 Ноября 2012, 20:13:56 »
http://dogsecrets.ru/blog/
Моя кинологическая история (часть 1)  Автор Андрей Шкляев. Опубликовано в рубрике Об авторе


Минск, 80-е… начало

1980 год, мне 16 лет, осень… Мы с моим четвероногим другом стоим возле здания Республиканского клуба служебного собаководства ДОСААФ в Минске. Я с замиранием сердца наблюдаю за проведением занятий по дрессировке служебных собак. Работают несколько пород: немецкие (восточноевропейские) овчарки, шотландские овчарки, эрдельтерьеры, боксеры.

Как же мне тогда было интересно смотреть на них! Смотрел и тоскливо вздыхал. Вздыхал потому, что моей собаке – кобелю «немецкой овчарки» по кличке Дик, путь на занятия в клубе был заказан. Дика я приобрел за 25 рублей на «Сторожевке» (кто помнит, был в Минске такой знаменитый «Птичий» рынок минского масштаба в районе Комсомольского озера).

Собаке катастрофически не хватало экстерьерного роста,  на груди сияло белое пятно, естественно, без родословных документов…  Клубные правила в те времена были очень жесткими,  заниматься дрессировкой под руководством инструктора и быть членами клуба могли только владельцы породистых собак. Что нам с Диком оставалось? Только стоять, смотреть за действиями инструктора, его учеников и запоминать, запоминать…

Все увиденное затем повторялось нами на тихом пустыре. Со временем Дик стал прекрасно дрессированным и дисциплинированным, но… вход в клуб для нас был все равно закрыт. Однажды во время одного из таких «клубных походов» я услышал оживленный спор дрессировщиков, в котором несколько раз прозвучало слово «военка».

Так я узнал о новом для себя виде спорта с собаками – летнем военизированном многоборье. Но и туда нам с Диком путь был закрыт, участвовать в соревнованиях имели право только собаки служебных пород с родословными.

Благодаря активным занятиям легкой атлетикой моя страсть к «собачьему» спорту немного сглаживалась. Но мечты о нем глубоко запали в душу.

Лето 1981 года. Наступила пора подготовки к поступлению в институт. Так как мои активные занятия легкой атлетикой к этому времени насчитывали уже более 5 лет, то выбор ВУЗа был однозначным.

После успешной сдачи вступительных экзаменов я был зачислен в число студентов Белорусского государственного института физической культуры. Началась напряженная учеба, продолжились активные тренировки, участия в соревнованиях, сборы и постоянные разъезды.

Дик вырос, продолжал радовать нас прекрасным воспитанием и отсутствием проблем в содержании, кроме одной – я не успевал давать ему ту нагрузку, которую он получал раньше. Конечно, родители в мое частое отсутствие регулярно с ним гуляли, без внимания он не оставался, но все это было не то.

В один из моих кратковременных приездов домой я встретился с моим другом Анатолием Уткиным, милиционером-кинологом районного отделения милиции Минска. Разговор состоялся долгий, содержательный, для меня немного грустный. Анатолий прекрасно знал уровень подготовки моей собаки.

Его служебная собака на тот момент находилась в преклонном возрасте и уже не могла качественно выполнять служебно-боевые задачи. Списание собаки в связи с утратой рабочих качеств неуклонно приближалось. В общем, Анатолий убедил меня, Дик ушел служить с ним… Жалко, конечно было до слез, но я утешал себя тем, что Дик и Анатолий знали друг друга давно, а пес мой относился к нему хорошо.

Так оно и получилось, их совместная служба «состоялась».

Пинск, знакомство с Боем, Радой, Артой и Сергеем…

Наступил 1985-й – год окончания института и активной спортивной карьеры. Я женился, был направлен на работу в районный отдел народного образования Пинска (небольшой город в Брестской области, примерно 200 тыс. населения, неофициальная столица белорусского Полесья). Началась работа тренера по легкой атлетике и преподавателя физической культуры в школе. Жил я в семье родителей моей супруги, оба они были педагогами «с большой буквы», поэтому в своевременных и квалифицированных советах с их стороны мне, молодому специалисту-педагогу отказа не было.

 До сих пор перед глазами стоят эти прекрасные края, незабываемая атмосфера белорусского Полесья, задушевные рассказы моего тестя Валентина Николаевича о природе, охоте и рыбалке, и, конечно об охотничьих собаках. Сам он был заядлым охотником (кандидатом в мастера спорта по стендовой стрельбе), рыболовом, судьей-экспертом по легавым охотничьим собакам.

Рядом с домом в саду стоял вольер, в котором жил его помощник и напарник по охоте – великолепный по красоте и рабочим качествам курцхаар (немецкая гладкошерстная легавая). Звали этого рослого и мускулистого красавца Боем. Познакомившись с этой собакой, я вновь почувствовал, что эти прекрасные животные снова активно входят в мою жизнь, сердце взволнованно забилось, нахлынули воспоминания… В одной из бесед я спросил у тестя: «Николаевич, почему ты очень редко выпускаешь Боя из вольера на прогулку, а если и выпускаешь, то только в пределах сада?».

На этот вопрос тесть глубокомысленно ответил, хитро прищурив глаз: «Не для города и развлечения эта собака, а для серьезной работы! Нечего ему на всякую ерунду отвлекаться, пусть дома сидит, силы копит, будет ему время на охоте оторваться…». Но я не сдавался и в итоге упросил его разрешить мне тихим зимним вечерком совершить прогулку с Боем по окрестностям, естественно, на поводке.

Первая «прогулка» с Боем

Поверьте, мне есть о чем вспомнить до сих пор. Даже любителям экстрима я бы такого не пожелал. Повезло нам, что время уже было позднее и город практически пустой. Тому, кто не встретился нам на пути во время этой славной «прогулки», очень повезло… Сразу же после выхода за калитку Бой рванул вперед с такой силой, что у меня мгновенно онемела рука, сжимающая поводок, и мы «поскакали». Мимо с огромной скоростью проносились заборы, ворота, дома, припаркованные автомобили… (любители современного каникросса, никогда с такой скоростью не бегали). Через некоторое время мы буквально влетели в парк. Здесь пыл моего питомца несколько ослаб, вскоре он почти успокоился.

Я получил «заслуженную награду» в количестве нескольких минут на раздумья по поводу своей скользящей обуви, пока «охотник» сосредоточенно что-то обнюхивал в сугробах и периодически с каким-то своим особым собачьим «шиком» поочередно поднимал высоко вверх задние лапы. Боя мне было откровенно жалко, он так хотел все вокруг обнюхать и «пометить», что пришлось повторять весь его «прогулочный» маршрут, скользя за ним на поводке, иногда смеясь, иногда по настоящему злясь, сопровождая процесс выражениями яркой ненормативной лексики.

Сколько бы этот «выгул» продолжался, никому неизвестно, так как Бой все подаваемые мной команды попросту игнорировал, сила у него была неимоверная. Я порхал за ним, как мотылек вокруг лампочки, надеясь только на то, что собака немного устанет, силы мои были уже на исходе. Вскоре появилась надежда, что Бой наконец-то удовлетворил все свои азартные потребности, накопившиеся во время его длительного вольерного заточения.

В голове уже возникли мысли о том, как с помощью поводка каким-то образом скорректировать маршрут «интеллигентной охотничьей собаки» (кстати, именно так характеризуется курцхаар во многих литературных источниках) в сторону дома, но… вдалеке на аллее парка показался силуэт мужчины с двумя крупными собаками на поводках. Я до последнего надеялся, что Бой их не заметит (тесть предупреждал, что ко всем другим собакам, независимо от половой принадлежности, Бой относится весьма агрессивно).

Увы, этот вечер был точно не мой! Бой вскинул вверх свою огромную коричневую голову, со вкусом втянул носом крепкий морозный воздух, оглянулся на меня с явно издевательским выражением «лица», словно задавая немой вопрос: «Ну что, брат, поскачем?». Но я был готов!!! Поблизости от нас расположилось популярное детское развлекательное деревянное сооружение под названием «избушка на курьих ножках», с крыльцом и с виду прочными перилами.

К этим спасительным перилам я быстро «заземлил» Боя, быстро обмотав поводок вокруг них на несколько оборотов. Рывок моего «интеллигента» в сторону мирного прохожего и его собак был поистине чудовищным, раздался громкий треск, мне показалось, что рвется поводок, но крепкое снаряжение советского производства выдержало.

К сожалению, «не устояли» перила… Благодаря усилиям «немецкого интеллигента», перила медленно, но уверенно отрывались от крыльца и уже были готовы пуститься в путь за «охотником», но вдруг веселый разрушительный процесс мгновенно прекратился. К Бою подбежали те самые две собаки, сопровождавшие одинокого прохожего. Это были очень красивые немецкие (восточноевропейские) овчарки примерно одинакового годовалого возраста, черного и зонарно-рыжего окраса. Я приготовился к самому худшему, но Бой принюхался и с бешеной скоростью завилял своим коротеньким хвостом.

Хозяин собак подошел нам и, поздоровавшись, добродушно поинтересовался о том, что мы здесь творим. Незаметно завязалась беседа, во время которой собаки вели себя очень приветливо, мой «шалун» каким-то чудом вывернулся из ошейника и стал приплясывать, наслаждаясь обществом действительно «интеллигентных немцев-восточников» «Девочку» черного окраса звали Артой, зонарно–рыжего -  Радой, их хозяин назвался Сергеем. Тогда я еще не мог предположить, что все мои кинологические события в Пинске будут непременно связаны с этим прекрасным человеком, практически моим ровесником, а в дальнейшем незаменимым помощником и единомышленником.

Именно Сергей рассказал про Пинский клуб служебного собаководства, где проводятся занятия по различным видам дрессировки и военизированному многоборью со служебными собаками. Сердце мое вновь учащенно забилось: «вот оно!». Я не думал о том, что у меня нет служебной собаки, что понадобится время на ее подготовку, главное, я был готов!

Узнав, что Бой не моя собака, а я только пытаюсь «выгуливать» его, Сергей предложил: «Бери у меня Раду и начинай тренироваться, собака способная, все у вас получится…». Как оказалось, мама Сергея работала в охране крупной базы, для охраны которой применялись немецкие (восточноевропейские) овчарки. Количество собак руководство решило сократить. Накануне нашего знакомства Сергей привел Раду домой, собираясь определить ее дальнейшую судьбе при помощи руководителя клуба Григория Копелеса.

Содержать двух собак в своей однокомнатной квартире Сергей физически не мог ( в сентябре 1985 года он приобрел в клубе щенка немецкой овчарки Арту, о которой я упоминал выше). Я обещал подумать над его предложением и вместе отправиться в клуб. Кстати говоря, в тот памятный январский вечер 1986 года мне еще раз повезло: Сергей великодушно согласился проводить меня домой. Добрались мы к заветной калитке на удивление спокойно, Бой не отходил от двух «подруг», постоянно заигрывая с ними.

Оффлайн Tanichek

  • Писатели
  • Форумчанин
  • *
  • Сообщений: 3084
  • Пол: Женский
  • Тори моя
Re: Блог кинолога Андрея Шкляева.
« Ответ #1 : 22 Ноября 2012, 20:16:13 »
Моя кинологическая история (часть 2)

Первый визит в пинский клуб…

     На следующий день мы с Сергеем, взяв на поводки двух собак, отправились в клуб. Нужно ли при этом описывать чувства, которые переполняли меня? Все вокруг было прекрасно, рядом со мной на поводке спокойно, без рывков и лишних телодвижений шла настоящая, уверенная в себе овчарка (Сергей доверил мне Раду), окружающие с интересом и уважением смотрели на нас.

В клубе я познакомился с руководителем – Григорием Копелесом, изучил учебную программу, с удовольствием заметив, что кинологический спорт в ней составляет одно из главных направлений. Ознакомился с материальной базой и учебно-тренировочной площадкой. В наличии имелось все необходимое оборудование, набор препятствий и сооружений. Во всем чувствовалась четкая организация и образцовый порядок, все было сделано красиво и основательно.

В отношении спортивных тренировок существовало одно существенное неудобство. По правилам соревнований летнего многоборья одним из видов программы является преодоление спортсменом с собакой полосы препятствий протяженностью 300 метров. Расположить препятствия полосы по правилам соревнований на территории клуба было невозможно, поэтому спортсменам с собаками приходилось тренироваться, работая, в основном, над техникой преодоления препятствий.

Скоростные тренировки в зимний период проводить было невозможны. В весенне-летний период препятствия вывозились в один из городских парков. Это создавало определенные неудобства, но спортсмены не жаловались, а с увлечением занимались любимым делом, несмотря на трудности и сложности.

     Обсудив все учебно-спортивные вопросы, Григорий предложил мне, как спортивному специалисту с высшим образованием, возглавить руководство спортивной деятельностью клуба. Работы предстояло много, необходимо было организовать весь процесс подготовки спортсменов и собак на основании теории и методики физической культуры и спорта, спортивной физиологии и многих других научно-спортивных дисциплин. В общем, впереди предстоял не просто большой, а огромный объем работы. Но все это предстояло потом…

     Сейчас же разговор с руководителем клуба у нас пошел о главном: собираюсь ли я приобрести себе собаку, хочу ли сам заниматься дрессировкой и летним многоборьем? Естественно, на все эти вопросы я ответил положительно. Надо отметить, что к тому времени в Положении о соревнованиях по летнему многоборью не произошло практически никаких изменений.

К участию в соревнованиях допускались только собаки служебных пород с обязательным наличием родословных документов. Рада по экстерьерным качествам вполне соответствовала стандарту немецкой (восточноевропейской) овчарки, была послушной и управляемой, но… без родословной. Где-то, когда-то я уже это проходил… Неужели опять невезение? Но надо было знать Григория, человека, по настоящему влюбленного в свое дело.

Увидев, что я упал духом, он предложил несколько вариантов. Во-первых, записаться в очередь на приобретение щенка (перед его приобретением мне предстояло пройти теоретические курсы для начинающих собаководов). Во-вторых, в клубе на то время насчитывалось около 10-15 собак, имеющих высокую степень подготовленности по общему курсу дрессировки и защитно-караульной службе, владельцы которых не хотели заниматься спортом, или по возрасту или состоянию здоровья не могли участвовать в соревнованиях.

Григорий убедил меня, что большинство из этих владельцев будут рады привлечению их питомцев к участию в тренировочном процессе и соревнованиях с другими спортсменами-дрессировщиками. Выход из моей «безлошадной» ситуации был достаточно приемлемым. Раду Григорий забрал к себе (он работал начальником охраны на крупном животноводческом комплексе, имеющем свой питомник служебных собак), а я стал посещать клубные курсы по подготовке начинающих собаководов. Определенным опытом в содержании и дрессировке собак я обладал, процесс обучения шел легко, я узнал много нового и интересного.

Занятия проводил сам Григорий, имеющий огромный кинологический опыт, и Наталья Лункина, инструктор по племенному разведению собак. Занятия проходили активно, курсанты задавали много вопросов и на все получали объемные, исчерпывающие, «не книжные» ответы. Незаметно пролетело время, я успешно сдал экзамены и с нетерпением стал ожидать своего первого «настоящего» (с документами) щенка. В клубе шла объемная работа — начальные курсы по воспитанию и дрессировке щенков, занятия по общему курсу дрессировки и защитно-караульной службе, спортивные тренировки и многое другое.

     Зорд

     Спортивно-дрессировочной подготовкой я занимался с огромным, физически сильным кобелем «немцем» по кличке Зорд. Его хозяйка, Нина Ивановна, была прекрасной, доброй и отзывчивой женщиной. После смерти мужа, офицера и ветерана вооруженных сил СССР, который, в основном, занимался подготовкой Зорда, она осталась одна, жила недалеко от клуба и часто, несмотря на проблемы со здоровьем приходила на занятия и просто пообщаться.

Зорд был прекрасно дрессирован, имел в своем активе дипломы 1 степени по общему курсу дрессировки и защитно-караульной службе, но с одним недостатком. Он был «переростком», имел большой вес и соответственно обладал невысокой скоростью и подвижностью при выполнении упражнений общего курса дрессировки. Но в выполнении элементов курса защитно-караульной службы ему не было равных. Не каждый соглашался одевать защитный комплект для проведения занятий с Зордом.

Нина Ивановна была очень рада моему общению с собакой, с которой я быстро нашел общий язык. Мне импонировала его серьезность, физическая мощь. Мы серьезно начали работать над скоростью. В период с марта по июль 1986 года проводились ежедневные кроссы, бег собаки рысью рядом с велосипедом, плавание (начиная с конца апреля), бег в гору и многие другие упражнения, которые постепенно стали давать положительные результаты. Зорд стал более активным, заинтересованным, работать с ним стало намного легче.

     Иго. Несбывшиеся мечты…   

     В марте 1986 года осуществилась моя давняя мечта – я стал владельцем немецкой (восточноевропейской) овчарки – прекрасного щенка-кобеля Иго. Его воспитание и начальную дрессировку я проводил параллельно с подготовкой Зорда. К Иго он относился покровительственно и вместе с тем мягко. Все бы ничего, но в июне на наш клуб обрушилась настоящая беда – вирусный энтерит. Никто тогда еще толком не знал всех особенностей этой коварной и быстротекущей болезни. Итог был плачевен – больше половины клубных щенков погибло, в их число попал и мой Иго.
Успели только примерить взрослые награды (ИГО на 1 городской выставке собак, ПИНСК, 26 апреля 1986 года

     Чемпионат 1986 года

      Опять неудача? Наступила настоящая депрессия. Спасало одно  – подготовка к чемпионату БССР. В 1986 году эти соревнования проводились под Минском на стадионе спортивной базы «Урожай». Программа соревнований состояла из трех упражнений: бег спортсмена-дрессировщика с собакой на дистанцию 100 метров, преодоление полосы препятствий протяженностью 300 метров, стрельба из пневматической винтовки в комплексе с задержанием «нарушителя».

     Выступили мы с Зордом на этих соревнованиях достаточно хорошо, но в число призеров не попали. Сказывался мой недостаточный опыт выступления в соревнованиях такого ранга, скорости на дистанции 100 метров Зорду явно не хватало. На полосе препятствий также хватало недостатков. Моя физическая подготовка была на высоком уровне, а вот Зорд явно «хромал» в преодолении «глухого» забора, передвижении по лестнице и буму.

Правда, в задержании «нарушителя» пес сработал прекрасно, заслужив аплодисменты зрителей, наиболее активные из которых до такой степени вошли в раж, что кричали: «Гаси его («нарушителя»!!!») во время работы собаки. После окончания соревнований был произведен тщательный анализ выступлений, разбор ошибок и составление комплексного плана подготовки спортсменов и собак к соревнованиям 1987 года.

Оффлайн Tanichek

  • Писатели
  • Форумчанин
  • *
  • Сообщений: 3084
  • Пол: Женский
  • Тори моя
Re: Блог кинолога Андрея Шкляева.
« Ответ #2 : 22 Ноября 2012, 20:18:28 »
Моя кинологическая история (часть 3)

Новая собака — Арта 

     Близилось к концу лето 1986 года. И снова неудача – у Зорда появились одышка и проблемы с сердцем. Выдерживать высокие нагрузки он уже не мог, поэтому заниматься с ним можно было только в щадящем режиме, ни о каких активных спортивных тренировках и выступлениях не могло быть и речи. Сергей Криминский сделал мне сенсационное предложение: «Бери мою Арту! Работай!».

Я буквально опешил от его, на мой взгляд, отчаянного шага. Сергей стоял на своем, объясняя, что не сможет дать Арте высокий уровень подготовки, что взял черную суку, потому что просто подошла его очередь в клубе, что хотел он на самом деле приобрести кобеля, и кобеля не черного окраса… В общем, спорили мы достаточно долго, итогом этих споров стало «переселение» Арты ко мне в вольер.

Процесс смены хозяина прошел для нее абсолютно безболезненно. Собака быстро освоилась на новом месте, не изменив манер поведения, привычек и наклонностей. Арта обладала хорошим ростом, угольно-черной блестящей шерстью, крепким костяком и… абсолютным отсутствием талии, вследствие чего весьма избыточный вес и полное отсутствие интереса к любым активным действиям, кроме «вечного» поиска чего-нибудь съестного (Сергей предупредил, что при подъеме на третий этаж собачка обязательно «отдыхала» на полпути).

Аппетит был поистине зверским. Содержимое трехлитровой миски исчезало в рекордно короткое время, собака постоянно была патологически голодна, все время что-то обнюхивала и выискивала. О спортивных тренировках говорить пока было бесполезно, хотя в упражнениях по послушанию Арта показывала очень хорошие результаты, имея в своем годовалом возрасте «актив» диплома 2 степени по общему курсу дрессировки.

     Передо мной стояла главная задача – привести Дусю (так я стал ласково называть Арту за ее потрясающий внешний вид) в «боевую» кондицию. Составил план спортивных тренировок на «олимпийском» уровне и вперед, на штурм спортивных вершин!!! Снова кроссы, велосипед, плавание по Припяти за лодкой и другие упражнения. Не забывали мы и занятия по общему курсу дрессировки, параллельно с этим осваивали азы защитно-караульной службы. Дуся постепенно приобретала спортивную «форму», превращаясь в мощную и действительно красивую собаку, но вот рост!

Выставочные приключения

     На выставке в Витебске произошел интересный случай с молодым стажером ринга сук немецких (восточноевропейских) овчарок. Стажер с негодованием воскликнул, глядя на нас: «Молодой человек! Это ринг сук, а не кобелей!». Арта после такого «вердикта» так рявкнула на стажера, что он потерял дар речи (на современных выставках она точно была бы с «почетом» удалена с ринга за подобное поведение).

После выяснения «достоверной принадлежности» моей собаки к почетному женскому полу судьи провели трехкратное измерение роста и вынесли окончательный «приговор»: «верхний предел высоты в холке». Нас это не смутило, в результате напряженной 1,5-часовой борьбы Дуся получила оценку «очень хорошо», открывавшая путь в племенное разведение. Но думать об этом еще было рано, впереди была единственная цель: как можно лучше подготовиться к соревнованиям 1987 года. Работа продолжалась.

     Работа с Артой. Травмы и переживания…

     В течение ноября – декабря 1986 года мы проделали напряженную работу по укреплению и совершенствованию спортивных качеств, навыков общего курса дрессировки. По защитно-караульной службе в конце декабря собака получила диплом 3 степени, по общему курсу дрессировки заслужила 1 степень.

     Наступил 1987 год. Подготовка шла полным ходом, менялся я, менялась Дуся. Аппетит у нее еще больше увеличился, но я уже держал собаку «в рамках» и набирать вес не давал. Произошли значительные изменения в поведении собаки. Арта «заматерела», во всех ее движениях чувствовалась неподдельная уверенность и сила, но резко возросло агрессивное отношение к окружающим ее собакам, независимо от пола и возраста. «Подарки» от Дуси получали многие.

 Не стану хвастаться, но, по моему, Арта обладала каким-то особым чутьем на драки, и надо отдать ей должное – ни разу в жизни не проигрывала. По вопросам общего курса дрессировки особых проблем у нас не возникало, но беспокоила недостаточная скорость выполнения приемов (вспомнился мне Зорд…).

Упражнения по задержанию «нарушителя» выполнялось на высоком уровне, хватка демонстрировалась уверенная и достаточно сильная. Выстрелов собака не боялась, иногда немного отвлекалась в сторону их звучания. Не забывали мы и о физических нагрузках. Практически через день, начиная с марта (как только сошел снег) проводились кроссы с использованием велосипеда.

Произошел случай, чуть не окончившийся трагически (по крайней мере, для меня). В кроссовой подготовке тренировались мы, в основном, в районе железной дороги Пинск-Лунинец. вдоль полотна которой пролегали спокойные и уютные тропинки. По ним прекрасно, никому не мешая, можно было носиться в свое удовольствие.

Один опасный участок все же был — небольшой овраг с довольно крутыми склонами, расположенный между двумя ветками железной дороги. Раньше мы с Дусей прекрасно преодолевали его, я даже не спускался при этом с велосипеда, держа педали на тормозах, а собака семенила рядом. Но в тот день спонтанно возникла идея, сама по себе рискованная, но выполнимая.

Задача – перед началом спуска подать собаке резкую и громкую команду «Вперед!» и начать быстрый спуск вниз. За счет набранной скорости выскочить из низины оврага на его противоположную сторону. Несколько раз я успешно там проезжал без собаки. Но сейчас все получилось просто и быстро: незаметно свисающий поводок попал между колесом и «вилкой», колесо заклинило, я совершил переворот в воздухе, после которого «приземлился» на землю спиной.

Густые заросли репейника  немного смягчили удар, но все же… В первые мгновения я не ощущал своего тела вообще, дышать было практически невозможно. Но потихоньку — полегоньку стало отпускать. Дыхание возвращалось, я пошевелил руками и ногами, с удовлетворением отметив, что все части тела неплохо мне подчиняются. Но очень болела спина. Дуся с виноватым видом сидела рядом со мной. Вот таким образом закончилась одна из наших тренировок. Около месяца с полной нагрузкой я работать не мог. Тяжело было преодолевать легкоатлетический барьер, «глухой» забор, метать гранаты.

Оффлайн Tanichek

  • Писатели
  • Форумчанин
  • *
  • Сообщений: 3084
  • Пол: Женский
  • Тори моя
Re: Блог кинолога Андрея Шкляева.
« Ответ #3 : 22 Ноября 2012, 20:24:42 »
Моя кинологическая история (часть 4)

     Дуся — симулянт

     До момента травмы Арта вообще старалась не перегружать себя в работе, а поесть и поспать – это всегда, это с дорогой душой! В беге совсем не стремилась вырываться вперед, но следовала рядом без отклонений. На кроссе часто любила «закосить». Участок между легкоатлетическим барьером и «глухим» забором преодолевался собакой с таким видом, как будто она сейчас уснет.

Пришлось использовать «военную» хитрость. При приближении Арты к «глухому» забору, на его вершине с противоположной стороны резко появлялся «нарушитель» и начинал «дразнилки» рукавом. На задержании «нарушителя» она работала великолепно, поэтому в атаку на «глухой» забор при виде помощника шла с большим удовольствием. А без него – ну ооооочень медленно!

После полученной травмы я в первое время тренировался «на зубах». Боли были сильные, но молодость,  молодость…! Что интересно, я стал замечать признаки непонятной «травмированности» у своей собаки! Вроде тренируемся нормально, процесс идет по плану, и вдруг Дуся начинает хромать, часто дышать, в общем, всячески показывает мне, что ей очень нехорошо. Я ломал голову над причинами таких резких перепадов ее самочувствия, а на деле все оказалось очень просто. На одной из тренировок мы совместно отрабатывали «низкий» старт и преодоление легкоатлетического барьера.

Выполнив две серии упражнений, Дуся неожиданно захромала. Ну что поделаешь? Отвел ее в тенек, заботливо уложил, сказав: «Приятного отдыха, родная!», а сам отправился в помещение клуба за водой. Сообщил о случившемся Наталье Лункиной, которая, бросив все дела, поспешила к моей собаке.

Осматривала ее достаточно долго и тщательно, при этом Дуся откровенно «страдала» вместе с ветврачом. Ощупав все связки, мышцы, послушав сердечный ритм и проверив пульс, Наталья, разведя руками, сообщила мне: «    ничего не пойму, вроде все в порядке, скорее всего, переутомление…». Оставив собаку отдыхать, я занялся занятиями с молодежью, незаметно увлекся и невеселые мысли отступили.

Возвратившись обратно, я буквально остолбенел: на виду у моей собаки щенки затеяли какую-то веселую игру, а Арта буквально подпрыгивала на всех четырех лапах одновременно, порываясь вступить в общение с молодежью. Вот так! Я стоял и продолжал смотреть, как моя «травмированная» собака совершает вполне техничные спортивные движения. И вот она заметила меня. Тут же весь ее пыл угас и она, кряхтя, быстро улеглась на место… Мой крик: «Дуся, да ты косишь!!!», наверное, распугал все живое в километре вокруг. Вот такие у нас получались тренировки, вот такая складывалась работа.

     Атака судьи Артой…

    А между тем события кинологической жизни в области развивались своим чередом. На чемпионат республики руководство Брестского областного клуба служебного собаководства решило посылать свою команду, без проведения предварительных отборочных областных соревнований.

В итоге этих клубных «разборок» перед нашими спортсменами встал небогатый выбор – участие в соревнованиях за свой счет (проезд, питание и т.д.). Большинство, естественно, решило не ехать. Если бы не моя травма, я бы все равно участвовал, пусть даже и за свой счет, но… Руководство нашего клуба, как смогло, успокоило спортсменов, было решено провести «местный» чемпионат.

 Естественно, масштабы были не те, но все же… По итогам соревнований мы с Артой заняли второе место. Как всегда, не хватило скорости на полосе. В этом виде программы Дуся изрядно повеселила зрителей и участников. Со старта мы «ушли» вроде бы одновременно, спокойно и уверенно «беру» легкоатлетический барьер, начинаю движение к «глухому» забору и вдруг слышу непонятные крики зрителей.

Серега, отчаянно жестикулируя, показывает куда-то мне за спину. Я посмотрел влево, где по всем правилам должна была находиться моя собака, но почему то там ее не оказалось. Оглянувшись назад, я обомлел…  Арта активно пыталась «атаковать» судью-стартера, который, выставив перед собой табурет, защищался от несанкционированного нападения. Зрители стонали от смеха, а вот судье, по всей видимости, было несладко, без дрессировочного костюма с одним табуретом.

Видимо, для моей собаки выстрел подал сигнал к задержанию «нарушителя» вместо старта на преодоление полосы препятствий. Как мне потом рассказывали очевидцы, после выстрела Арта пробежала рядом со мной ровно пару метров, затем круто развернулась и «полетела» к судье.

Для спортсмена по правилам соревнований предоставлялось 30 секунд, чтобы вернуть собаку на трассу полосы препятствий. Мы еле уложились в это время, собака «бросила» стартера и вернулась ко мне, кстати, на удивление быстро. Но драгоценные секунды были потеряны, пришлось наверстывать.

      Спортивный сезон 1988 года

     Конец июля 1988 года в Писке выдался душным и жарким. Столбик термометра редко опускался ниже 27-28 градусов. Яркие афиши по всему городу приглашали пинчан и гостей города на городской стадион ДОСААФ стать очевидцами удивительного и захватывающего зрелища – чемпионата Брестской области по летнему многоборью со служебными собаками.

Соревнования эти были весьма ответственными для команды Пинского клуба служебного собаководства, по сути являлись отборочными для участия в чемпионате БССР, который проводился в Минске в августе. Наша команда была довольно многочисленной, всем хотелось попасть на отборочные областные соревнования, поэтому подготовка велась очень тщательно. В день проводилось не менее двух тренировок непосредственно на стадионе с использованием трассы полосы препятствий, в лесопарковой зоне проводилась беговая и кроссовая подготовка в комплексе с задержанием «нарушителя».

Руководство тренировочным процессом осуществлялось директором клуба Григорием Копелесом, вторым тренером был я. Сказать, что было сложно и трудно – значит не сказать ничего. Я ведь еще и свою Арту готовил, параллельно тренировал взрослых плюс молодежь.

 В общем, работы хватало, к вечеру все буквально валились с ног. Зато как же все это было увлекательно и интересно! Благодаря профессионализму и большому организаторскому таланту Г.Копелеса, отличному ветеринарному обеспечению Н.Лункиной, ну и не буду скромничать, моим усилиям, целенаправленным тренировкам и соблюдению спортсменами режима, команда подготовилась к соревнованиям на высоком уровне.

Отмечу, что к 1988 году в программу соревнований были внесены существенные изменения. Упражнение по стрельбе (МВ-2А) проводилось отныне в закрытом тире, без присутствия собаки рядом со спортсменом-дрессировщиком, спортсмен получал право на произведение 10 выстрелов по мишени с расстояния 50 метров.

В программу был включен новый вид – плавание в бассейне на дистанцию 100 метров (без собаки). Новшеством являлся кросс на местности с собакой (рядом со спортсменом на поводке или без – по личному желанию) на дистанцию 1500 метров для мужчин и на 1000 м для женщин и юниоров.

На финише дистанции после небольшого временного перерыва спортсмен с собакой выполняли упражнение по задержанию «нарушителя». Без изменений остался один вид программы: преодоление спортсменом и собакой полосы препятствий протяженностью 300 метров, состоящей из следующих элементов: легкоатлетический барьер, «глухой» забор, лестница, сектор гранатометания, участок переползания, «окоп», бум.

Все снаряды полосы препятствий спортсмен преодолевал совместно с собакой. Большую помощь в подготовке нашей команды к этим ответственным соревнованиям оказал нам городской комитет ДОСААФ. На территории стадиона ДОСААФ установили стационарную полосу препятствий.

     Наступил день начала соревнований. Накануне мы встретили команду Бреста, прибывшую расширенным составом в 17 человек. Да и пинчане не отставали, в нашу команду входило 16 спортсменов. Первым видом программы по жеребьевке проводился кросс на местности. Дистанция оказалась не очень сложной, первая половина тянулась в небольшую горку, вторая соответственно приводила спортсмена с собакой по пологому спуску к долгожданной линии финиша.

Условия для участников соревнований были отличными, но… если бы не жара. В тот день столбик термометра поднялся до отметки 27 градусов. Я очень переживал за Арту (как будет она себя чувствовать в своей черной «шубе»?). Перед стартом, которого нам пришлось ждать очень долго (по итогам жеребьевки мы выступали последними, перед нами свое умение и силы на дистанции демонстрировали вначале юниоры, затем женщины, ну а после них — добро пожаловать на «полторашку», мужики!

Пока ждали своей очереди, пришлось вылить на Дусю канистру воды, я старался держать ее в тени, но она все равно не желала вести себя спокойно. Где уж тут усидишь, когда практически сразу после преодоления дистанции кросса собаки по команде спортсменов мерялись силами в задержании «нарушителя»? Кругом стоял сплошной азартный лай, Арта, естественно, не отставала. К моменту нашего старта Дуся издавала некое замысловатое хрюканье.

И вот долгожданный выстрел судьи-стартера и мы понеслись вперед. Точнее сказать, понесся я, Арта бежала строго рядом со мной, ни на шаг не отставая, но и никаким образом не пытаясь мне помочь (по условиям соревнований спортсменам разрешалось периодически подавать собакам команду «Вперед»). Кому-то повезло – собаки буквально «тянули» на себе спортсменов. Кому-то повезло… но явно не мне. Ну не хотела моя собака выступать в качестве «бурлака»!

Но ничего, в конце концов свое звание кандидата в мастера спорта по легкой атлетике я обязан был оправдать. Вот и половина дистанции пройдена, разворот на 180 градусов, «пошли домой» в обратном направлении. Дуся, тяжело дыша, «ухает» рядом, я выгляжу не лучше, раскаленного воздуха явно не хватает, жара, а впереди еще и задержание… Вдруг метрах в ста от нас в лесополосе взревел мотор мотоцикла и на дорогу вылетел «рокер», очертания фигуры которого показались мне смутно знакомыми. Но что случилось с собакой? Арта буквально подскочила на месте и устремилась в погоню с невиданной ранее скоростью. Остаток дистанции мы преодолели буквально на одном дыхании, мотоциклист куда-то пропал, от скорости в глазах у меня стояли слезы и я практически ничего не видел…  После пересечения линии финиша Дуся не стала ждать положенного времени для отдыха, увидев «нарушителя», без команды пошла на задержание. Было, на что посмотреть!!! Дрессировочный костюм буквально трещал, как будто не было у собаки за спиной 1,5-километрового кросса. По правилам соревнований спортсмены с собаками разыгрывали призовые места в каждом виде программы. В итоге за кросс и задержание у нас на двоих – первое место.

     Программа отборочных соревнований в этот раз не включала стрельбу и плавание. Таким образом, все ставки делались на преодоление полосы препятствий. Проведение этого вида программы было спланировано на следующий соревновательный день. И этот день наступил… Такие соревнования для жителей города, несомненно, были в новинку, хотя с отдельными упражнениями из программы пинчане имели возможность познакомиться на показательных выступлениях перед выставками собак.

И пинчане пришли на стадион, но как!!! Такое количество зрителей это спортивное сооружение собирало, пожалуй, только летом 1986 года во время проведения чемпионата Европы по мотоболу – все места были заняты. Спортсмены-дрессировщики со своими собаками буквально заставили зрителей восхищаться и удивляться. Этот вид спорта пришелся по вкусу и в клуб потянулись новые любители собак. На полосе препятствий практически все спортсмены выступили без сбоев, мы с Артой заняли третье место в этом виде программы, а в итоге – общее второе. Путь на чемпионат республики был открыт…

     Минск встретил нас не так дружелюбно и комфортно, как мы встречали брестчан (проживание на квартирах, содержание собак в ведомственных вольерах, трехразовое бесплатное питание и т.д.). В распоряжение спортсменов и собак для жилья была предоставлена опушка леса рядом с городским стадионом ДОСААФ «Заря». Спортсмены жили в своих палатках, питались самостоятельно.

Места проведения соревнований по видам программы были разбросаны по всему городу: тир в парке «50-летия СССР», бассейн во Дворце водного спорта, полоса препятствий – на стадионе по ул.Филимонова. Участники добирались к местам соревнований на личном транспорте (благо все команды прибыли в Минск на технике ДОСААФ, нам, например, выделили для поездки великолепный «КАМАЗ» с тентом). С кроссом и задержанием повезло.

Место проведения этого вида соревнований расположилось в лесу рядом с «лагерем проживания». На этих соревнованиях мы выступили ровно, как говорится, «не хватая звезд», заняв в итоге общее пятое место. Как всегда, не обошлось без «событий». «Нарушитель» предстал перед участниками соревнований в несколько необычном виде – на нем не было привычного для собак «ватника» — дрессировочного костюма!

Шорты, майка, защитный рукав на одной руке и стек в другой. В итоге больше половины собак от задержания отказались. Но Дуся не подвела. Поначалу при виде такого «соперника» она довольно сильно снизила скорость атаки, затем как то «бочком» обошла «нарушителя» вокруг, снова повторила свой маневр (пришлось дать несколько дополнительных команд), но затем все же обстоятельно ухватилась за рукав…

Часто думаю, сложилась или не сложилась моя спортивно-кинологическая карьера, и прихожу к выводу, что все-таки сложилась. О своей «игровой тренерской» деятельности совершенно не жалею. Работа с детьми требовала полной самоотдачи, мне это было по душе, находилось много талантливых ребят и собак, без сомнения, эти годы были одними из самых лучших. Близилось к концу лето 1988-го, закачивалась моя работа в Пинске. Впереди был новый кинологический этап моей жизни – срочная служба с Артой во внутренних войсках…